noli me tangere for caesar’s i am

tmblrtwttrask.fmskype
.txt.navi

изображениеизображениеизображение


For though my sense be from me,
And I be dead who want sense,
Yet do we both live in you.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:36 

только ленивый не марал ещё о боге палимпсест.

двадцать лет бабе наруто обсуждает
*

когда-нибудь — может, миллениум спустя, может, откровение спустя, — появишься големом из углей ты: на тебя будет смотреть больно, как на чёрную дыру в самом сердце солнца, и ты выронишь из рук своих гвозди и не поднимешь, не прикажешь поднять.

когда-нибудь я буду — падая — сдирать кожу с колен и линий жизни, и мне не станут в каждую округлую косточку хребта упираться взыскательные копья.

когда-нибудь — даже — мне не придётся падать. твоё лицо расколется — в отражение твоего сердца — на мягкие, тёплые, постукивающие нежно куски, и я буду знать со всей утопической, горячечной уверенностью сморщенных жёстких книг, что нет разницы между падением и вознесением, что нет падения и вознесения вовсе, что есть ты, есть твоя смерть, есть мёртвое сердце моё и вечный мой пост, сочащийся в недели и месяцы, годы, мой пост на том месте, где я должна была пасть под копьями тебе в ноги, но взамен взяла твой тёрн и твою мозолистую, чистую руку и помогла тебе содрать с моей спины перья и воск, который не расплавился в твоих пальцах и не обжёг меня.
запись создана: 19.10.2014 в 11:40

@темы: снова голос обретая, на пятой неделе поста, люди несут камни, archetypes: is it suffering or goodness that makes them holy

14:44 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
от мюнхена два часа езды, от вены два с половиной, от ноября — два месяца. чуть больше, может. а от июля ровнёхонько семь. я почему-то забываю, что в день прощанья мы виделись тоже, да и лето вообще стало так далеко, дальше, чем любой немецкий городишко.
год назад мой ноябрь был чуть страшней и лучше, чем сейчас. открываю ночами окна, потому что тихо становится так, будто не осталось в этом городе вовсе никого. same thing, да? хочется допоздна мельтешить под снегом, обморозить щёки, а потом вспоминаю, что итти-то некуда, и, например, биться подушками в кафе на третьяковке в этом декабре я уже не буду. нас не выгонят на мороз из закрывшейся библиотеки, не предложат сфотографировать и я не откажусь (может быть, в этом моё silver lining — глупой и грубой я тоже с тобой не буду). мы не станем греть рот о кружки с глинтвейном, ловить котят, рыскать по холоду до метро и смеяться, я не буду провожать тебя и не буду встречать. теперь твоя очередь, ты же знаешь? только не зевай, а то я опять подумаю, что ты плачешь. будет неудобно, как держаться за руки летом в такси при закрытых окнах. я очень жалею, что дала добро выкинуть твою куртку в аэропорте. почти так же сильно я жалею о всех других местах, где проще мне было струсить: в кино, в декабре, на качелях — на маяковке в принципе. «братья, братья, будем плакать вместе», — оно об этом тоже. ты никогда собой не станешь, если будешь бояться, если беречься будешь, то есть никого другого не признавать и не слушать. атом нужно поколебать, расщепить; полюбить кого-то больше себя — и остаться.

16:16 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
19:38 

и, напомнив об улыбке давней, светом дня наполнило меня.

двадцать лет бабе наруто обсуждает
я бы хотела подольше сидеть на твоём ковре и смеяться дымом. за рисунками твоей сестры, облепившими фортепьяно, за чашками, в которых теплится пепел и остывает чай, мне почему-то по-домашнему спокойно и привычно, так что я, даже спрятавшись за шарф, всё никак не могу уйти. не заговаривай мне ноги, дружок, мне ещё эту дурацкую книжку тащить на спине всю дорогу. дружок, джонни, бродяга. под кителем у меня тепло, в карманах тоже, поэтому ты заходи, как время будет, а я чайник твой любимый поставлю и буду ждать.
спасибо тебе. очень глупо, очень мило просыпаться на подушке, пахнущей, как паровоз, а под заплатками кожи у меня что-то надсадно стучит, исходит теплом и жизнью, будто улыбается. за ночь из волос выветрились твои сигареты, и вдруг мне хочется заскочить ненадолго в твою светлую книжную дымную комнату, сказать привет. принюхаться, знаешь? с собой ничего не унесёшь, но иногда можно вот так остаться на минуточку и не расставаться за порогом.

спасибо, пустынный. пусть у тебя не мёрзнут руки.

21:10 

май.

двадцать лет бабе наруто обсуждает
я расшиб вчера колено, лежал на асфальте и думал о тебе, господи, о том, что устал.
я пришёл домой и разделся,
и струпья кожи, как пробитые доспехи, сыпались с моего
тела, словно можно было этим, как собой, заслужить твою любовь.
не нежен, поэтому
существую.
сегодня у меня протяжно, высоко болят рёбра, те, которые ближе к горлу,
которые томно, лениво ноют от поднятой руки, когда я думаю, что вновь могу
обнять тебя.

13:26 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
давай забудем друг о друге насовсем. давай притворимся, что я не благодарна тебе за то, как по утрам мы уничтожаем друг в друге эту пронзительную, неправдоподобную, невозможную человечность, как перетерпевшие страх слова мы, как в эстафете, судорожно вырываем обратно, словно у нас, а не у страха было на них какое-то право, давай держаться за атомную, непоколебимую броню с такой любовью, будто ничто не перегнивает, не распадается под ней. вероятно, поэтому от боли хочется размозжить голову: из малодушного, осатанелого ужаса мы делаем вид, что останемся одни навсегда.
давай не будем разговаривать. давай пойдём домой, когда равнодушием я была перед тобой грешна, может быть, страшнее, чем сейчас. я бы осталась в декабре даже собой, если бы он позволил.


добрый. хороший слишком.
он не позволит.

URL
17:42 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
я пиздец как должна была умереть. от везенья, а не от нытья. человек, говоришь, расположенный быть счастливым? это человек, расположенный быть мёртвым. надо заткнуться, надо заткнуться, надо заткнуться, надо заткнуться, надо заткнуться. мне слишком повезло с этой жизнью, чтобы я хоть на секундочку разевала свой мерзкий рот. до июля ведь молчала, и надо заткнуться, надо вот так и тянуть дальше, варежку завали и терпи, не надо бравировать по-павлиньи чёрной ледяной дырой своей души. нет у тебя никакой любви, потому что ты бы молчала и делала. ненавижу тебя. ненавижу себя — без второго лица и вторичной ответственности. я не стараюсь быть доброй. я лгу себе и я лгу другим. пусть я доживу до старости жестокой, только так меня можно наказать.
моё наказание не стоит чужой боли, я знаю. забудь ты уже о себе, замолчи. молчи.










ничего не понимала в августе, ничего не понимаю сейчас; утро вырождается удушьем в сердце. ты не приедешь в ноябре, меня трясёт, очень всё быстро и я не знаю, что происходит и что мне с этим делать, с ним делать. хочу сесть на чёрный солёный асфальт и материться до желчи под языком, опять освежевать колени, как на качелях в парке, где я всё говорила в глупую, страшную шутку. ему было больно. конечно. нет даже в самом родном, немом языке такого слова, что простило бы его чёрную, солёную боль.



если ты увидишь меня в феврале, обними меня надсердно и сверни мою шею.

13:33 

грешен, упрям в грехе своём.

двадцать лет бабе наруто обсуждает
URL
22:51 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
дружище, плохая у меня к тебе весточка.

я придумала сделку вчера, но ты не слушай, кушай и никого не слушай, родинка, это я буду замирать и слушать, чем ты живёшь. на голодное сердце думается плохо, и ты славный, хороший мой человечек, а говорю я глупо и неважно. с меня станется.
понимаешь, я не спорю по-честному. заранее знаю счёт, проигрываю до тошноты. если можно наплакать океан и кровоизлить всю душу, стало быть, и с собой получится что-то сделать.
страшно мучусь с ними, это всё — хорошенькие, живые детки. никого не могу уберечь, люблю плохо, потому что пытаюсь очень много. как правильно, как добро. с тобой я живу, простенькая, как волны, расщепляясь в гальке. бог тебя очень любит, бессознательно и бессильно. милый, нежный, я так удивляюсь тебе каждое утро, удивлялась бы до самой вечности, но мне очень совестно. очень, очень совестно за такую оборванную любовь. «грех перед богом и перед собой». как можно кому-то сделать больно и всё равно дышать? мне кажется, если бы я подлинно желала другому милосердия, я бы свалилась замертво. мне кажется, кроме Его любви, я никогда не буду способна на доброту. надо жить и быть доброй, не быть собой. не умирать. искорка, это должно быть просто, но я становлюсь ото дня хуже, сложнее. я не знаю, как долго стоит терпеть. стоит ранить.


в судорожном малодушии хочу прийти домой, где никто не знал меня, кроме тебя.
жилка, ты только будь здоров.


ставь на горе победителям. увидеться бы завтра.

18:28 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
изображение


I close my eyes and imagine
the dark hills I would have to cross
to reach you. For I am in love with you and this

is what it is like or what it is like in words.

00:02 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
послушай, у меня тогда был сон: сам себя изжил, изничтожил, смерть в руке приструнила смерть в горле — пережала случайно, перетрясла всю шею, а потом меня уже трясло, как омерзение — от благодати; благодарности.
стоишь на дороге, холодный, бодрый, будто ветер тебе лицо оттяпал, камень под ногой и под сердцем тоже камень. шевелится вокруг тебя жизнь, перекатывается, как продрогшая, злобно плачущая псина, и вот как бросится вдруг на тебя с огорчения, язык от скулежа ледяной и шершавый, и ты в ужасе, в невменяемой жалости отрываешься от неё.
как страшно было. как

после тебя осталось моё отсутствие. уехал грека через реку, над обрывом, а надрыва нету. всё покойно. всё хорошо.



два ребёночка, щекастые, тёпленькие. испуганные. свисаю с подоконника, загнанная в себя по самую глотку.
руку подаёт, глаза свищут по-звериному. съем, говорит, одного, а двоим вам помогу. честная сделка.
беру страшную эту, чистую руку, обнимаю, как могильный крест. спасибо. спасибо, говорю, честная сделка.
вскрываю шею.

я их любила, а ты не сберегла, — бумага в сбитом, кровянистом почерке, как драка в слезающей коже. кто виноват, когда всем больно. кто виноват, когда все мы любимы кем-то.








вот он переводит меня через дорогу, с десяток, кажется, дорог, просит каждую машину, чтоб пожалела меня. знает, смелеет, держит за руку. а я не очень добрая, друг мой, я очень пустая. твоей весточкой я живу весь вечер, какая-то ошалевшая сразу, живая — или, вернее, не живая, а присутствующая, сочувствующая. оборванная моя душонка, растяпа.
держится, значит, за мою ладонь, посмеивается, играет. а то ведь страшно, знаешь? когда с тобою рядом — глыба. сухое, глупое полено, обрубок человека.
послушай, это гиблое дело: я не сжимаю пальцы.

перепутала,
перетрясла.












обоих, пуся, не убережёшь: они хорошенькие слишком.

23:30 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
00:30 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
URL
00:24 

в дурном сне я возвращаюсь домой...

двадцать лет бабе наруто обсуждает
я хочу сказать, что умру, если увижу тебя, что под венцом стояла смерть, а ты взяла мою руку и повела, полюбила меня.

берёте ли вы... да. да.
ты берёшь мою руку, и, вместо твоей, я целую смерть.
смерть и смерть и смерть и смерть я не знаю как увидеть тебя и жить дальше


я хочу сказать, что эти слова — стрелы в моём горле. я увижу тебя и вытащу все до единой. нет казни мучительнее казни слова; я поднимаюсь на эшафот и начинаю петь.

пожалуйста, не оставь моей руки, смейся сквозь мои пальцы, пожалуйста только перестань пожалуйста перестань не приходить о милосердный боже когда Ты придёшь?



опять я не вижу за твоими глазами бога, бог твоих глаз ослепляет меня, моё сердце бьётся, пока я смотрю на твоё лицо, и я хочу вернуться к тебе домой, понимаешь? я хочу твёрдыми, смертью налитыми ступнями войти в твой белый, как мир над пропастью, дом.
не целую ладоней твоих, ибо ладони твои — мой алтарь.


я согрешила я Им клянусь за тебя и вечную твою жизнь
в алфавите тридцать три буквы, и всегда я выбираю последнюю. прости меня. прости меня, что с тобой я говорю, как с богом.
прости меня да не уповай на мои молитвы
пожалуйста прости меня и выпей крови Его из раны моей жизни




дом назад, целую вечность, ты говорила мне, как смешна и беспутна твоя душа, и я полюбила смерть в тебе, я полюбила свою к ней любовь, как искупить такую жестокость? ты говорила мне, что чернее этой души не может быть угля, уголка во вселенной, но, вместо света, в зубах я принесла мою веру.
не люби ужас моей души. и вот теперь я знаю, как болит твоя жизнь.


под утро господи пожалел меня и я обнимала тебя во сне. понимаешь? я обнимала тебя, праведная боль, Причастие земной зыбкой любви, радость, вечная радость тёплых плеч под моими слезами. живи, живи, живи всегда, бог любит тебя, любит нежней.
благодарностью я молюсь за твою душу



к тебе.

@темы: снова голос обретая

01:32 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
cue the most important text in my entire life. ни один человек не смог того, что со мной (для меня) сделал париж. я даже люблю этот набор слов; наверное, потому что в нём от иванова больше, чем от меня. по-другому выйти не могло. нельзя увидеть париж и писать невраспад.




название: love is just a euphemism
фандом: big bang
пейринг: квон чжиён/ли сынхён
размер: 3077 слов
посвящение: r.re, как поплавский посвятил свою жизнь кокаину.



love is just a euphemism
for youve failed me anyway
читать дальше

@темы: братская могила неудачников

19:59 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
единственная правда в этом мире— он затухает, заглатывая побольше воздуха перед la révélation grande, и тут кто-то без усилий метко выпускает стрелу в левую сторону его горла.
после минуты канонной немой сцены (ровно до того момента, как он, расшатавшись пьяницей, начинает капать на выглаженные испуганным изумлением лбы) толпа извергается воплем: «кто это бы— ложитесь! ложитесь вни— снимай, придурок, ты слеп— ой, убили, у-би-ли

кто-то без разбора бормочет, это всё абсурд и грёбаная околесица, но оно не имеет ни малейшего веса: абсурд, и что? кто-то пристрелил кеннеди и семьдесят лет скрывался; это разве не абсурд? что вам сделает стрела в больно проворливом горле?

у слов великой истины было семь дублей. в человеческой гортани четыре голосовые связки. наконечник вытаскивали две пары рук. стрела и жизнь была одна, а смысла не было.

в луже крови кто-то сказал: «горе победителям».
в буфете на антракте кто-то услышал: «горький непростительно», — и кивнул, подумав на шоколад.

@темы: снова голос обретая

19:37 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
blue_centaur, dat blue esenin, eisenheim the morose king, green_house, Little_Red_Fox, эллеф, рот полон звезд, здравствуйте. неожиданно.
изображение

есенин, значит?

19:28 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
в среду вечером вы пошли на приём к врачу, потому что у вас раскалывалась совесть. она осыпалась остроконечными, мясистыми листьями, и в ней, как в зеркале, вы увидели всё мировое уродство.
вы хотели кричать. на другом конце линии подняли трубку, и вы захлебнулись.

в среду вечером над вами шипели фонари; если бы у них были зубы, они бы смеялись. вы идёте по переулку с таким же острым, как остатки вашей совести, ощущением дежавю: вы уже здесь были, воздуха нет нигде на земле. иногда вам кажется, что поэтому вы молчите.


вам говорят раздеться догола. вам говорят отлепить от груди руки. вам говорят не стесняться, быть как дома, быть спокойным, быть — вам стыдно быть. доктор, просите вы, жалобно, грустно и грязно, доктор, мне страшно и стыдно.
какая у вас беспутная, смешная жизнь.
доктор улыбается вам в плечо, потому что вы единственный, безобразный, безликий торс, который ничего не видит. вас ослепили из глины и забыли обжечь. первые слёзы растопили ваше лицо.

вам, говорит доктор, нужно пустить кровь.
я, говорите вы, пущу себе пулю в лоб.

беспутная, бездомная, смешная.



в среду ночью работает цветочный магазин. вы покупаете шипы, и венок уже кровавый, когда вы возносите его себе на лоб. ваши пальцы — великое страдание, и с ними никогда не сравнятся обезображенные бразильские дети с голыми локтями. у них, как у победы, нет головы.
у вас, наконец-то, нет совести.





вы учитесь говорить под водой. она пресная.

@темы: на пятой неделе поста

19:21 

сборник драбблов.

двадцать лет бабе наруто обсуждает
радиант пильмана, спешал фо ю этот тлен теперь лежит и на этом дне.


название: в венке из воска
пейринг: бэтмен/джокер
вселенная: аркхэмверс
рейтинг: pg-13
посвящение: r.re, я с вами в роклэнде и вообще где угодно ♥

1.

2.

@темы: братская могила неудачников, otp: melt your cold, cold heart

21:28 

andr0id l0vǝ

двадцать лет бабе наруто обсуждает
у вас есть киборг, и вы его очень любите; вы любите его настолько, что готовы простить его ненависть к глине и играть с ним в любые местоимённые игры, что заискрят его схемы.
вернее, киборг есть рядом с вами, потому что это его выбор, и вы выглядите глупо, когда зовёте его своим, — над вами скрипично звенят в голос, проворковав с восторженным отвращением: "какой гуттаперчевый голем!"



иногда ваш— иногда киборг обзаводится таким странным выражением на его пластическом лице, что вам на калькуляторные 9 192 631 770 периодов излучения кажется, будто его проводки коротнули, и то нежное, то дрожа-ащее, что гвоздями пришпилено к его отменным поблёскивающим механизмам, затеснилось на его системы, как остатки израсходованного картриджа проявляются на бумаге радиоволнами половинчатых букв.

░░░░░

«ты не можешь вернуться в пыль», — с небрежной осторожностью говорите вы (потому что он недавно предоставил вам проценты, и металл опять взял верх), имея в виду его... гм, его дом.

0 ш и б к а ( и ( т е м ы 0 x c 1 8 a 0 1 0 6 слишком лояльно поддакивает он вам, и вы не можете не гадать, когда ваша отрубленная голова взовьётся на штыке в небо.



у машин нет сердца, они говорят.
вы не знаете другого сердца, вы говорите.
(*): E:=E*F



он спасает вас больше раз, чем вы потрудились бы посчитать.
но он считать любит, и — 100101

вы никогда не учились говорить спасибо. никому вообще. даже Ǝй.

«@ECHO off @CHOICE /C:123» — сваливается с вашего тяжёлого языка, и вы надеетесь, что это S H A R E
он нежно выцарапывает D E L T R E E, и если это не любовь*



у вас есть киборг.
у киборга есть сеты опций, родинка за левым ухом и директории на директориях си-пи/эм & ви-эм-эс.
иногда вам кажется, что проценты, как часы, затикают в вашу сторону, и вы сможете дать ему то, в чём он никогда не признается негибридовой душе, что хотел, — дом в пустыне, где пепел стелется по пескам и поёт о том, что потеряли вы оба навсегда.



DIR [drive:][path][filename] [/A[[:]attributes]] [/B] [/C] [/D] [/L] [/N]
[/O[[:]sortorder]] [/P] [/Q] [/R] [/S] [/T[[:]timefield]] [/W] [/X] [/4]



* то это 403

@темы: снова голос обретая, металлический торс аполлона

главная