Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

noli me tangere for caesar’s i am

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: на пятой неделе поста (список заголовков)
15:36 

только ленивый не марал ещё о боге палимпсест.

двадцать лет бабе наруто обсуждает
*

когда-нибудь — может, миллениум спустя, может, откровение спустя, — появишься големом из углей ты: на тебя будет смотреть больно, как на чёрную дыру в самом сердце солнца, и ты выронишь из рук своих гвозди и не поднимешь, не прикажешь поднять.

когда-нибудь я буду — падая — сдирать кожу с колен и линий жизни, и мне не станут в каждую округлую косточку хребта упираться взыскательные копья.

когда-нибудь — даже — мне не придётся падать. твоё лицо расколется — в отражение твоего сердца — на мягкие, тёплые, постукивающие нежно куски, и я буду знать со всей утопической, горячечной уверенностью сморщенных жёстких книг, что нет разницы между падением и вознесением, что нет падения и вознесения вовсе, что есть ты, есть твоя смерть, есть мёртвое сердце моё и вечный мой пост, сочащийся в недели и месяцы, годы, мой пост на том месте, где я должна была пасть под копьями тебе в ноги, но взамен взяла твой тёрн и твою мозолистую, чистую руку и помогла тебе содрать с моей спины перья и воск, который не расплавился в твоих пальцах и не обжёг меня.
запись создана: 19.10.2014 в 11:40

@темы: снова голос обретая, на пятой неделе поста, люди несут камни, archetypes: is it suffering or goodness that makes them holy

19:28 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
в среду вечером вы пошли на приём к врачу, потому что у вас раскалывалась совесть. она осыпалась остроконечными, мясистыми листьями, и в ней, как в зеркале, вы увидели всё мировое уродство.
вы хотели кричать. на другом конце линии подняли трубку, и вы захлебнулись.

в среду вечером над вами шипели фонари; если бы у них были зубы, они бы смеялись. вы идёте по переулку с таким же острым, как остатки вашей совести, ощущением дежавю: вы уже здесь были, воздуха нет нигде на земле. иногда вам кажется, что поэтому вы молчите.


вам говорят раздеться догола. вам говорят отлепить от груди руки. вам говорят не стесняться, быть как дома, быть спокойным, быть — вам стыдно быть. доктор, просите вы, жалобно, грустно и грязно, доктор, мне страшно и стыдно.
какая у вас беспутная, смешная жизнь.
доктор улыбается вам в плечо, потому что вы единственный, безобразный, безликий торс, который ничего не видит. вас ослепили из глины и забыли обжечь. первые слёзы растопили ваше лицо.

вам, говорит доктор, нужно пустить кровь.
я, говорите вы, пущу себе пулю в лоб.

беспутная, бездомная, смешная.



в среду ночью работает цветочный магазин. вы покупаете шипы, и венок уже кровавый, когда вы возносите его себе на лоб. ваши пальцы — великое страдание, и с ними никогда не сравнятся обезображенные бразильские дети с голыми локтями. у них, как у победы, нет головы.
у вас, наконец-то, нет совести.





вы учитесь говорить под водой. она пресная.

@темы: на пятой неделе поста

19:38 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
словоблудство — новая форма унижения. придумай для боли метафору поблестящей, и того гляди — посыпятся на тебя слава и лавры бессмертья, и будешь ты жить, как золото, — не истлевая.
с болью на пару.

@темы: на пятой неделе поста

URL
19:19 

о ком плачет самсон?

двадцать лет бабе наруто обсуждает
я пытаюсь петь псалмы и режу о слова язык. я хочу петь о том, во что не верую.


а я бы даже могла поставить себе настоящий оперный голос, если бы постаралась, и тогда хоть какая-то часть меня была бы пригодной.
никто не поёт лучше скрипки, это правда, но можно было и попытаться.



you have the sweetest voice, you sing like an angel.
but do you ever wonder what it means, that angels speak a dead language?
does it ever bother you that choral songs are sung in latin?
do you believe in death like you do in jesus christ, our lord and saviour?

they never talk about death, do they, those dewy eyes and blasphemers, — only have resurrection and the scripture of the golden eternity on their teeny, tiny minds.
"i want to know what happens after i rot"
the ground unravels and swallows you up whole, that's what happens, dummy.
what else were you, poor bastards, hoping for?
abandon all... you know the drill.
skip hope like breakfast. true despair only comes in starvation.




самсон плачет о солнце.

@темы: на пятой неделе поста, люди несут камни

14:37 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
открыть тест на депрессивное расстройство, вопрос за вопросом.
сказать: «да».
«да».
ничего больше не говорить.


есть в этом всё-таки какое-то чувство удовлетворения. преддверие своего не-одиночества. как будто можно выдрать себе глаза и притвориться, что никакой дыры, проходящей опухолью сквозь мир, нет. побыть блаженным, захотеть утешиться.


и вот мысль, что это всё так, как должно быть. что в таком мире, каким мы его сделали, это — новое мерило нормы. спешите обзавестись своим собственным расстройством, их осталось ограниченное количество; вы же не хотите отделиться от толпы и быть юродом?


как отвечать на отчаяние? отчаяться?





*

@темы: на пятой неделе поста

22:00 

не плачьте о жёлтых листьях.

двадцать лет бабе наруто обсуждает
you're the stuff of legends, they told you. they never said legends were necessarily set in stone.





каспар хаузер успел словить отблеск ножа, перед тем как зажмуриться на вдохе.
женщина из исдален жгла ярлыки в отельных пепельницах.

мистическая природа человеческой жизни! — нездорово любопытная природа её окончания.
от тайны души — к тайне нательной. томик хайяма. две записки непокладистым почерком. а тайну души оставили валяться в кукурузном поле, там, где примято. она никому не сдалась — её не засунешь в пластиковый пакет с номерком, чтобы потом доставать — аккуратно, в перчатках — и вглядываться под флуоресцентными лампами, играясь в шифр.





will i ever see the pale blue dot?
a) there's no death
b) stars are dead
c) we're made of stars
d) all of the above





you're the stuff of legends, they told you. they never said herostratus was legendary, too.





слава . . .
- героям
- героям не нужна





живите вечно. мгновениями измеряются сверхновые.

@темы: на пятой неделе поста, снова голос обретая

23:54 

lock Доступ к записи ограничен

двадцать лет бабе наруто обсуждает
поток сознания самоненависти;

URL
23:35 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
пыталась цитатами заманить человека на мой титаник "распада", а в ответ получила полураздражённо-сухое: "это такая ваниль".
господи, я смеялась, будто умалишённая; надо ж было так дезинформировать, чтоб о "распаде" сказали "ваниль". струве, набоков и ко, я уверена, оценили бы.


*



читаю старинные шотландские баллады для фика (будем честными — для одного всего лишь комментария вскользь, пометки на полях, отсылки крошечной, что она уже даже не отсылка); магическое кольцо с рубином, которое меркнет, стоит твоей любви умереть или разлюбить тебя навсегда, — это так странно, учитывая возможность, что и из тебя хлещут кровь и человечность. неужели у заклятия нет обратного действия? тогда не бесполезно ли оно, пусть немного?

если ты дашь мне кольцо взамен ошейника и, вложив в ладонь поводок, скажешь: "побей меня им, если почувствуешь сопротивление", то где гарантия того, что я не сниму свой? а что если у меня — нет своего и вовсе? куда ты от меня сбежишь, пусть даже и посмертно?

власть знания — такая ужасная власть. я могу упасть тебе в ноги в день твоей помолвки и, схватившись за полы твоего изумительного пожухлого платья теми самыми пальцами, в которых сжат твой перстень, выдавить из тебя твоё согласие. я могу, падая к твоим ногам, разрушить тебя. ты дала мне всё; сама, ты собрала камни и цветы, чтобы в них пойти на самый ил.


*



03/10/11 — . . .

@темы: на пятой неделе поста, снова голос обретая

13:10 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
всё кончается. жизнь кончается.
не хочу старость, потому что хотя бы моё тело не должно подводить меня.
оно подводит изо дня в день и так, но это всё у меня в голове. в старости это из головы будет выпадать в реальность вместе с сединой, с кусками памяти, я буду разваливаться по камням, руина. (когда меня создавал, бог даже не стал ждать любви — сразу бросил кирпич в фундамент лёгкой рукой, рыжий и грубый, почти как я.)

лучше всего умереть в эпицентре атомного взрыва, потому что без следа и гнили. кто знает, как много будет боли; но будет — слово из пяти букв, а атомный взрыв оборвёт на первой же. горловое «а», крик то ли восторга, то ли бурлящих хрящей.

сколько букв длится атомный взрыв?


нужно, наверное, найти работу и завести собаку. стукнуться головой о что-нибудь тяжёлое, чтобы дурь выбило и зубы. может, почитать больше классических комедий и сделать из них пособие о том, как правильно жить.



не хочу старость. помогла чужой бабушке поздно вечером донести сумку с картошкой — у неё никого нет и глаза слезились всю дорогу. она живёт в соседнем доме. я никогда раньше её не видела. у неё никого нет и не ходят ноги.
— а как же дети, внуки? — спросила я.
— звонят иногда, редко, — сказала она с неправильным ударением.


*

@темы: на пятой неделе поста

URL
14:10 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
лучшее решение моей жизни — запереться в ванной с томиком адамовича и не думать больше ни о чём. не слушать воду, слушать стопы, полузадушенный истошный свет, который умер раньше бога в сухом щелчке кольта, когда вселенная была ещё теннисным мячом, а гелий и водород — идеальными метафорами для любого мало-мальски уважающего себя любовного романа.

вкратце обо мне:

«От всего отрекаюсь. Ни звука
О другом не скажу я вовек.
Всё постыло. Всё мерзость и скука.
Нищ и тёмен душой человек».

вкратце обо мне:

[вставьте любое стихотворение г. в. адамовича]


*
если поэзия есть только там, где есть смерть, то, сильвия, о сильвия, три сухих мартини, должно быть, застревали пылью у тебя под кадыком, терпко и намертво.

@темы: lit, на пятой неделе поста

22:30 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
так любят спрашивать: "кто ты? а кто ты? можешь себя описать, а? а? кто?" иногда уязвить, иногда поставить в тупик, иногда с любопытством браконьера. что, в принципе, всё — три стороны одной меда--
ну, три стороны чего-то. луны, например. луна круглая, конечно, ну да чёрт с ней, зато одна сторона всегда тёмная — это ли не славная метафора для человечества? разве нет?

мне тоже задавали этот вопрос. тогда ещё я отвечала, нежно и в то же время по-глуповатому и с нотой превосходства гордо: "человек". я была действительно нежной; я любила этот концепт, я верила, как никогда и ни во что не осмеливалась, полагая, что серые зоны — лучше, чем проседающий дуализм фортепианных клавиш, я верила в него, с исступлённым желторотым самозабвением, которое прокисло и сделалось терпким отчаянным спазмом в горле на выдохе: "poetry". the only worthy thing, the only thing, not even a thing, really, just-- oh how i wish for salvation, my dear vengeful mighty god, how i long to be delivered from skinguiltiness, fleshguiltiness, bone and cartilage and tendon guiltiness, but my spirit isn't guilty, it's holy and horrible and all i'll ever have, i'm broke as sin, god, although i have not sinned yet, do you forgive me for not sinning or do i have to sin and suffer and then earn your forgiveness? god, you're so callous for someone i don't even believe in.


вчера в маршрутке, часы-часы-часы после врачей и стеснительных улыбок, почти натуральных, кажется, наполовину натуральных, был ли мальчик? может, и был, чувствовались они на губах, как-- как улыбки, растянутая кожа, столько внимания к трещащим мускулам, боже, хочу лавандовую помаду—
вчера в маршрутке мне пришло в голову: я — сильвия плат, если бы сильвия плат писала ни к чёрту.
ну, не совсем так.
попробуем ещё раз:
вчера в маршрутке мне пришло в голову: i'm sylvia plath if sylvia plath couldn't write for shit.
так-то лучше.


маленькая суицидальная куколка. только смерть меня не завораживает, мне просто паршиво 24/7, а я не могу так, чтобы постоянно паршиво и беспомощность, от этого либо в пруд с камнями, либо жахнуть кислоты и уплыть в океан. мне нравится второй вариант.
отчего умрёшь? от яда или от соли? или от солнца, которое слепит в глаза и мешает плыть и тянет тянет тянет вниз будто оно на дне на самом деле и ему одиноко как дьяволу как звезде утром а оно и есть звезда так что толика правды. толика правды, друзья.


единственное, что осталось: хочу словами кожу с костями сплавлять. и всё. пусть упаду во вьюгу и заметёт с головой, пусть бедности оковы и проч. и проч., пусть над макушкой будут висеть иконы, пока не размозжат череп, — а какое счастье мне ещё надо, кроме как писать дело? даже говорить не надо — и так не умею, и голос странный и неловко-скачущий. просто, врезаясь в бумагу отвратным трагедийно уродливым почерком, плескать керосин и скрести спички. и ждать. и ждать. и
греть
руки.

@темы: на пятой неделе поста

URL
10:18 

двадцать лет бабе наруто обсуждает
"how to: become an anorexic decadent with suicidal ideation and major depressive disorder in less than a month", your number one favorite self-help book, now only for 12,99$!


1) упала на дно;
2) уволилась;
3) начала голодать;
4) сдурела совсем;
5) дошла до 14.5к.
_______________

как-то всё блёкло и плохо. чем больше думаю о будущем, тем темнее оно кажется.
ничего уже не хочу; всё тлен, кроме поэзии. где была я, когда на свет появился чарльз сорли? где была я, когда утонул перси шелли? где была я, когда артюр рембо послал африканский кофе к чертям и сказал: "здравствуй, оружие"?


поехали в африку. поехали в гарлем курить марихуану, и вспоминать старика блейка, и бояться богов, что заглядывают к нам в окна.

поехали уже куда-нибудь, хоть в роклэнд, хоть в парижский забитый отель, для меня всё равно, слышишь, всё равно, я сойду с ума в обоих, и во втором мне, может быть, окажут помощь, прочтут пошлую элегию или зальют чернилами эпитафию, эпиграмму, эпистолярий, вычеркнут все слова на "э", потому что они слишком картавые, горловые, как рёв падающего дерева тебе на голову, и
и
и хватит
хватит
хватит лингвистических изощрений
хватит семантических надругательств
давай просто марать бумагу
какой ветер засвистит в голову
какие огарки слов оставит на подоконнике вечером скрипеть и морщиться, пока не задребезжит дождь
какой пьяный бред китайской пыткой станет капать капать капать капать капать на лоб
давай запишем его углём
чернилами
чёртовым пузырящимся лаком, сбитым с ногтей, а мне ведь обещали, что он продержится, а он держался ни днём дольше тебя в моём доме
давай вырежем циркулем по столу, это всё ерунда, мне не жалко
давай просто жечь сердце, пока оно ещё осталось,
пока не вырвали его с корнем в смехотворной попытке раскрыть кармашек секретов вселенной
давай харкать поэзией, как туберкулёзом
давай болеть поэзией, как кровью
давай возьмём её за грудки
будем трясти и плакать в лацканы
и говорить: ты же обещала, немощная лицемерная тварь, ты же обещала, что сделаешь лучше
она будет гладить наши волосы, реверентно,
как будет никто, никогда больше.

@темы: на пятой неделе поста

URL
главная