noli me tangere for caesar’s i am

15:36 

только ленивый не марал ещё о боге палимпсест.

сердцесаревич
двадцать лет бабе наруто обсуждает
на пятой неделе поста. на холмах грузии лежит ночная мгла.

красота всё продолжает быть олеумом террора.

*


святой ужас, благословенный террор.
разведи мне пальцы и ударь, я тебе бросаю вызов, бросаю всепрощение тебе в лицо. приятно? оно на вкус не суше песка, адамантами поскрипывает на зубах.

у меня в горле большой, огромный, монструозный ком, влажный, рыхлый сгусток золы размером с кулак, ту-тум, ту-тум, слышишь? ту-тум, ту-тум, ту-тум. молнии— мириадами частиц по небу, атомами, шатким, расщепляемым воздухом, качающимися из стороны в сторону рельсами; звуком мёртвого человеческого сердца этот ком живёт во мне и, как дейдвуд, протаскивает по всей толщине горла свой гребной вал.

*


мне страшно, сильвия.
мне тоскливо, сильвия.
мне хочется реветь, сильвия, — судорожно обнажая зубы, выплёвывая волосы, как офелия, когда её тянуло в глину; но я не офелия, я не подхожу к ней близко. и не потому, что она кусается. я бы скормила ей обе руки, дала на обгладывание хрящи в моей глотке, но я не подхожу к ней близко. там она, где ил; её никто не любил.
{как сорок тысяч братьев!..}
мне, сильвия, в грудь засунул кто-то когти, клыки и кости, и тут приходится жалеть что-то одно: либо руки, либо сердце.
а в руках мне ещё плуг держать.

*


да будет свет, сказал он, перерезая твоё горло.
да будет свет.
да будет кровь.
да будет свет.
а что ты думал, когда подставлялся ему своей горячей шеей, он сделает с тобой, с твоей терновой, цезарь, короной, с недвижимыми ступнями в корке соли, утопшими — как насекомые, цветные стеклянные бабочки, не отличимые под витражом, — в смоле без карманов и без камней?
они всегда говорят про свет и льют твою кровь. это их свет. (они так делают вино.) их хлеб и масло.

в другой книге ты читал про другого бога, и этот бог хотел съесть тебя не меньше прошлого, но он бы спас тебя прежде, он бы выковал твоё сердце из камня и соскрёб лёд с твоих ключиц.
все боги в разломах книг жестоки ровно настолько, насколько сильными их обещают палимпсесты.
но этот новый бог обещал спасти тебя.
этот новый бог обещал уничтожить тебя и всё, к чему ты когда-либо прикоснулся.
обещал всепрощение и милость.
"я прощаю тебя", — задирая твою рубашку.
"я прощаю тебя", — впечатывая виском в плаху, поднимая луну над твоей чеканной шеей.
"я прощ--

не прощай меня. не пугай меня. не распинай меня.
спаси меня, пожалуйста, от тебя, от подобных тебе и от всесожжения.
мой дом не там, где твой алтарь. моего дома нет нигде на земле.

*


когда-нибудь — может, миллениум спустя, может, откровение спустя, — появишься големом из углей ты: на тебя будет смотреть больно, как на чёрную дыру в самом сердце солнца, и ты выронишь из рук своих гвозди и не поднимешь, не прикажешь поднять.

когда-нибудь я буду — падая — сдирать кожу с колен и линий жизни, и мне не станут в каждую округлую косточку хребта упираться взыскательные копья.

когда-нибудь — даже — мне не придётся падать. твоё лицо расколется — в отражение твоего сердца — на мягкие, тёплые, постукивающие нежно куски, и я буду знать со всей утопической, горячечной уверенностью сморщенных жёстких книг, что нет разницы между падением и вознесением, что нет падения и вознесения вовсе, что есть ты, есть твоя смерть, есть мёртвое сердце моё и вечный мой пост, сочащийся в недели и месяцы, годы, мой пост на том месте, где я должна была пасть под копьями тебе в ноги, но взамен взяла твой тёрн и твою мозолистую, чистую руку и помогла тебе содрать с моей спины перья и воск, который не расплавился в твоих пальцах и не обжёг меня.
запись создана: 19.10.2014 в 11:40

@темы: снова голос обретая, на пятой неделе поста, люди несут камни, archetypes: is it suffering or goodness that makes them holy

URL
Комментарии
2014-10-20 в 22:46 

xylite
правда за вашими словами пока недоступна для вас самой.
но это пройдет (может, вместе со словами).
слова ваши - глиняные, красивые. но еще не обожженные.

2014-12-30 в 20:32 

сердцесаревич
двадцать лет бабе наруто обсуждает
что ещё не обожжённые — чистая правда, несмотря на то, что у меня по жизни ощущение, будто я или горю, или догораю, или (в последнее время чаще всего) тлею. растлеваюсь, бгг.

URL
   

главная