сердцесаревич
двадцать лет бабе наруто обсуждает
открыть тест на депрессивное расстройство, вопрос за вопросом.
сказать: «да».
«да».
ничего больше не говорить.


есть в этом всё-таки какое-то чувство удовлетворения. преддверие своего не-одиночества. как будто можно выдрать себе глаза и притвориться, что никакой дыры, проходящей опухолью сквозь мир, нет. побыть блаженным, захотеть утешиться.


и вот мысль, что это всё так, как должно быть. что в таком мире, каким мы его сделали, это — новое мерило нормы. спешите обзавестись своим собственным расстройством, их осталось ограниченное количество; вы же не хотите отделиться от толпы и быть юродом?


как отвечать на отчаяние? отчаяться?






в тетради с бесталанной поэзой на сворованном языке много пустых метафор о соли. "ты ничего больше не хочешь, кроме как давиться солью", — нацарапано там. — "а бога ты тоже променяешь на соль?"
кажется, солью когда-то должно было отдавать уныние. теперь оно всё не имеет никакого значения, и не доведённые до ума сравнения уже не дойдут сами до сердца.

в названии стоит самоуничижительное "мои бездарные попытки поэзии, господи, как мне стыдно", и оно — самое лучшее, что вышло из всех этих унизительных хождений по мукам.

@темы: на пятой неделе поста