сердцесаревич
двадцать лет бабе наруто обсуждает
в среду вечером вы пошли на приём к врачу, потому что у вас раскалывалась совесть. она осыпалась остроконечными, мясистыми листьями, и в ней, как в зеркале, вы увидели всё мировое уродство.
вы хотели кричать. на другом конце линии подняли трубку, и вы захлебнулись.

в среду вечером над вами шипели фонари; если бы у них были зубы, они бы смеялись. вы идёте по переулку с таким же острым, как остатки вашей совести, ощущением дежавю: вы уже здесь были, воздуха нет нигде на земле. иногда вам кажется, что поэтому вы молчите.


вам говорят раздеться догола. вам говорят отлепить от груди руки. вам говорят не стесняться, быть как дома, быть спокойным, быть — вам стыдно быть. доктор, просите вы, жалобно, грустно и грязно, доктор, мне страшно и стыдно.
какая у вас беспутная, смешная жизнь.
доктор улыбается вам в плечо, потому что вы единственный, безобразный, безликий торс, который ничего не видит. вас ослепили из глины и забыли обжечь. первые слёзы растопили ваше лицо.

вам, говорит доктор, нужно пустить кровь.
я, говорите вы, пущу себе пулю в лоб.

беспутная, бездомная, смешная.



в среду ночью работает цветочный магазин. вы покупаете шипы, и венок уже кровавый, когда вы возносите его себе на лоб. ваши пальцы — великое страдание, и с ними никогда не сравнятся обезображенные бразильские дети с голыми локтями. у них, как у победы, нет головы.
у вас, наконец-то, нет совести.





вы учитесь говорить под водой. она пресная.

@темы: на пятой неделе поста